Великая Суббота 2015

Вот и наступила Великая суббота. Церковь вспоминает телесное погребение Иисуса Христа и сошествие Его в ад.
На утрени Великой Субботы, после Великого славословия, Плащаница при пении «Святый Боже…» выносится священнослужителями из храма на главе, при участии народа, и обносится вокруг храма в воспоминание сошествия Иисуса Христа во ад и победы Его над адом и смертью. Затем, по внесению Плащаницы во храм, она подносится к открытым Царским Вратам, в знамение того, что Спаситель неразлучно пребывает с Богом Отцом и что Он Своими страданиями и смертью снова отверз нам двери рая(http://www.pravoslavie.ru/put/1703.htm).
По традиции, после окончания Литургии настоятель Храма, протоиерей Константин выходит к собравшимся для освящения куличей и яиц и обращается с пастырским словом.

Настоятель Храма – протоиерей Константин Буфеев:

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Дорогие прихожане! Позвольте тем, кто сегодня пришёл в храм и нашёл для этого лучший повод, а лучшего повода нет, чем Суббота Великая Преблагословенная – канун Святой Пасхи, позвольте напомнить то, какими были минувшие дни, что пережила Церковь и все верные православные христиане и, верю, многие из вас, здесь стоящих. А минувшие дни мы называем Святой Четыредесятницей. И был долгий Великий пост. И все православные крещёные люди не только воздерживались от яств и разных удовольствий, от веселия, но стремились ходить в храм. Освящаясь постом и молитвою, как птица, имеющая два крыла, ибо не может на одном крыле даже вертолёт лететь, а уж самолёт-то точно. Пост и молитва – вот те два средства, которые Церковь предлагает нам использовать для освящения души, для укрепления нашего, для исполнения евангельской заповеди. Конечно, кто-то может сказать, что мы – христиане только на Пасху. Для нас только Воскресение Христово – повод, а всё остальное мы не знаем или знать не хотим. Но поверьте: Церковь усердной молитвой, частыми коленопреклонениями, долгие сорок дней призывала всех верных очистить душу свою для того, чтобы подготовить её к принятию благодати пасхального торжества. Кто нас научил этому примеру? Кому подражаем мы, совершая великопостное делание? Конечно, самому Господу Иисусу Христу, ибо Он после Своего Крещения сорок дней провёл не где-нибудь, а в пустыне. И там он ни ел, ни пил, был искушаем сатаною. И все верные, подражающие Господу тоже стараются воздерживаться от пищи жирной, скоромной и общаться только с Ангелами, которые служили Господу, и видеть свои грехи, и видеть свои немощи, и приходить на богослужения, где мы освящаемся. Кто-то не знал, кто-то пренебрёг, кто-то не успел подготовиться совершенно. Это – ущерб. И поверьте, что в следующий Великий пост, если доживём, в следующем году я буду рад видеть вас всех как единого не только в этот день, но и во всю Святую Четыредесятницу. Но те дни уже далеко позади.
И было два Праздника: Лазарева суббота и Вербное воскресение. И, прежде собственного Воскресения: Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл Лазаря Христе Божий. Господь из мёртвых воздвиг Лазаря, друга Своего – четверодневного смердящего мертвеца. И Церковь с умилением воспоминала это историческое событие. А после этого сразу наступил великий Праздник – Вербное воскресение, Вход Господень в Иерусалим. И все православные в тот день были не с пустыми руками. Все наполнили их не какими-то материальными вещами, а знамением победы Христовой: вайями, вербами. И я своею рукою давал каждому, пришедшему в храм по веточке вербы. И многие помнят и могут засвидетельствовать это. Это по Уставу Церковному: игумен или старший священник выдаёт всем верным знамении, чтобы не пусты были руки наши в этот день. Это был великий Праздник. Праздник Двунадесятый. Но он меркнет в сравнении с более великими днями последней минувшей Страстной седмицы. Ибо это были не просто дни, а был Великий Понедельник, Великий Вторник и Великая Среда. Но и эти три великих дня, когда Господь уже объявил себя выходящим на служение, на жертвенный подвиг, эти дни были только лишь подготовкой к тем самым великим и главным, таинственным и установительным жертвенным дням. В Великий Четверток вся Церковь стремилась причаститься Святых Телу и Крови Христовых. Великий Пяток – в день смерти Христа Богочеловека вся Церковь поспешила склонить колени перед плащаницей Господа. А в сегодняшний день Великой и Преблагословенной Субботы, в общем-то, ничего не происходит. Господь уже смертию уснул. Он ещё не воскрес  и  –совершенное субботних дел упокоение. Как бы никакой динамики. Ничего ни в евангельском упоминании, ни в жизни Церкви не является. Но мы пришли именно в этот день завершения Страстной седмицы, чтобы подготовиться к пасхальному торжеству, чтобы свою трапезу после долгого поста Святой Четыредесятницы и Страстной строгой седмицы увенчать тем праздничным вкушением, которое с любовью готовили, которое каждая хозяйка умеет по своему личному рецепту осуществлять, чтобы делиться с соседями, родственниками, близкими, чтобы не забыть и некую жертву на Приход – на Церковь дать. Большая часть приношений, которые вы можете дать: яички, куличи, если лишние есть, мы передаём в тюрьму. Это тоже – некий вклад, некая лепта в то дело церковной соборности, дело пасхального исполнения заповедей, которые Господь нам даровал. Поэтому позвольте сделать сегодня такое благопожелание. Я буду рад вас видеть не только один раз в году и не только тех, кто сегодня, накануне Пасхи, пришёл в храм освятить приношения. Приходите почаще. Приходите и на Светлой седмице на пасхальное торжество. С праздником всех, дорогие прихожане! Аминь.»

Посмотрите сколько людей приходит освящать куличи и яйца! Несмотря на годы гонений на веру, эта традиция, даже потребность прийти в Великую Субботу в Храм, осталась. И это замечательно. Пусть кто-то приходит лишь раз в году, или за компанию, или потому что так положено.  Кто знает, может быть, придя в такой торжественный день, в ожидании чуда и радости, сердце вдруг откроется навстречу вере. Навстречу радости, терпению и любви.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.