Выступление протоиерея Константина Буфеева во время презентации фильма «Откровение Иоанна Богослова» (Αποκαλυψη του Ιωαννη) Сарантоса Грегори Сакеллакоса (Греция) на кинофестивале «Лучезарный Ангел», Москва, 5 ноября 2019 г.


В виду того, что среди зрителей я, кажется, – единственный священник, придётся мне сказать несколько слов о просмотренном нами только что фильме.

Господин Сарантос Сакелакос! То, что Вы нам показали, произвело на всех грандиозное впечатление. Вы помогли нам погрузиться в стихию Божественного Откровения, стать его участниками, зрителями и слушателями.

Свои впечатления я могу сравнить только с одним. Все мы, православные христиане, чаще или реже, больше или меньше читаем Святое Евангелие. Каждый день небольшие отрывки из Евангелия (зачала) звучат в храме на Божественной литургии. Но только один раз в году, на Страстной Седмице церковный Устав (Типикон) предусматривает обязательное чтение всего Четвероевангелия. Так в Великий понедельник, Великий вторник и Великую среду на богослужении должно прочитываться целиком Евангелие от Матфея, от Марка, от Луки и от Иоанна Богослова (до начала темы Страстей Христовых). Таким образом, после праздника недели Ваий церковный Устав содействует всем христианам погрузиться в стихию Нового Завета, в дух и смысл евангельского повествования.

К сожалению, это требование Типикона соблюдается сегодня далеко не во всех храмах и монастырях Русской Церкви и Греческих Церквей.

Текст Откровения Иоанна Богослова, как правило, мы читаем реже, чем Евангелие. В храмах Апокалипсис практически не звучит. Многие, в том числе представители священной церковной иерархии и богословы, убеждены в том, будто церковный Устав не предусматривает чтения Откровения во время богослужения. Однако это мнение в корне ошибочно. Согласно Типикону, уставное чтение Апокалипсиса должно звучать в дни Великого поста на всенощном бдении под воскресенье – после звонов, сопровождающих пение 33 Псалма, перед чтением Шестопсалмия.

Лично мне посчастливилось вот уже более четверти века ежегодно во время Святой Четыредесятницы прочитывать вслух с амвона своего храма текст Апокалипсиса. Я могу засвидетельствовать истину тех слов, которые мы слышали сегодня в фильме: Блажен читающий и слушающие слова пророчества сего и соблюдающие написанное в нем; ибо время близко (Апок.1,3).

Однако, несмотря на многократное чтение Откровения, я никогда прежде не мог прочувствовать его так глубоко и проникновенно, как сегодня, читая знакомый текст в титрах фильма. Этому способствовало чтение не отдельными фрагментарными отрывками – а целиком. От начала до конца. Для зрителя это – не простая духовная работа. Это – предельное напряжение в течение двух часов всех внутренних человеческих сил, чувств и внимания. Но это – труд благодатный.

Силе восприятия фильма, безусловно, содействовало сопровождение священного текста иконными изображениями. Режиссёрское решение – украшение фильма фресками из монастырей Афона и острова Патмос – единственно правильное и вполне удачное. Благодаря такой операторской находке зритель погружается не только в стихию Слова Божьего, но и в иконное пространство. Слово и образ в фильме не противоречат друг другу, но взаимно дополняют и духовно обогащают наше восприятие. Бог есть Слово – Логос (Ин. 1,1). И это Слово имеет Свой образ: И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца (Ин. 1,14).

Нельзя не сказать о том впечатлении, которое производит на русского зрителя выразительное чтение Апокалипсиса на греческом языке. Временами казалось, что титры на русском языке вовсе не нужны для понимания смысла. Но я думаю, что дело не только в психологическом восприятии картины или в частичном знании мною греческого языка. Здесь, похоже, раскрывается особый духовный смысл, сокрытый даже от создателей фильма – режиссёра, диктора и других.

Как всем известно, в Ветхом Завете Откровение Бога человекам было дано на древнееврейском языке. Именно на этом языке Моисей оставил нам Закон, царь Давид – Псалтирь, великие и малые библейские пророки – свои книги, вошедшие в состав Священного Писания.

Новый Завет дан человечеству на греческом языке. Фильм Сарантоса Сакелакоса позволяет зрителям почувствовать важность этого промыслительного Божьего установления. Бог не говорил: «Аз есмь Алеф и Тав». Бог сказал: Аз есмь Альфа и Омега, начало и конец (Апок. 1,8). И мы слышали эти слова именно так, как их воспринял своим ухом и написал своей рукой любимый ученик Христов апостол и евангелист Иоанн Богослов.

Сердечно благодарим создателей фильма за тот труд, который они совершили на благо Церкви и на пользу всем нам — христианам последних времён.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.